Ставропольский край находится на грани масштабного межэтнического конфликта, экономическая ситуация удручающая, отток коренного населения увеличивается, а сами местные жители называют свой регион русским Косовом.


Ставропольский край находится на грани масштабного межэтнического конфликта, экономическая ситуация удручающая, отток коренного населения увеличивается, а сами местные жители называют свой регион русским Косовом.

Об этом сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на «МК». Автор статьи в "Московском Комсомольце" пишет:

"Только за прошлую неделю на Ставрополье произошло три массовых драки. В парке Кисловодска схлестнулись 13 человек, серьезно пострадали трое. В Ставрополе полицейские предотвратили масштабный конфликт у одного из торговых центров города, 13 человек были задержаны. В ходе еще одного конфликта в краевом центре было использовано травматическое оружие. В больницу были доставлены трое пострадавших. 23 человека были доставлены в отдел полиции. Суд назначил 19 из них наказание в виде административного ареста сроком на пять суток. 13 молодых людей были отчислены из своих вузов... Ставропольский край - самый обычный регион страны, но граничит он с необычными - Дагестаном, Чечней, рядом Ингушетия. Здесь все аномальное - рождаемость, криминогенность, дотационность. Граждане в первую очередь голосуют ногами - отток русскоязычного населения из Ставрополья, в основном из восточных районов края, колоссальный. Можно говорить о том, что через 5-10 лет регион кардинально поменяет свое лицо. Основных причин две: миграционное давление и экономическое неблагополучие. Парадокс заключается в том, что на одной и той же территории местные жители еле-еле сводят концы с концами, а приезжие из национальных республик процветают. Одни не могут продать свои халупы, другие строят шикарные коттеджи. У одних работы нет, другие могут позволить себе не работать.

- Э-э-э-э, слышишь, - толкнул водитель меня в плечо. - Тут такое творится! Уезжают очень многие. Чеченцы облюбовали Кавминводы, особенно Кисловодск, в Ставрополь едут дагестанцы. Ведут себя очень нагло, развязно. Постоянно драки происходят. Гаишники машины с чеченскими и дагестанскими номерами не останавливают - боятся. Знают, что разговор будет короткий: сунут дуло «калашникова» в лицо и уедут. В республиках много оружия на руках - автоматы, пистолеты, гранаты. По дороге вид из окна резко менялся: то горы, то степь, то туман, то яркое солнце. Неизменным оставался только эмоциональный тон водителя: «Из республик приезжают, убивают, насилуют - и обратно к себе. Там, по сути, российской власти нет. Вот поставили за Кисловодском пост ДПС на границе с Карачаево-Черкесией. В половине одиннадцатого вечера подъезжает машина, и в упор двоих гаишников расстреляли. И обратно к себе уехали. Никого не нашли. Денег у приезжих очень много, скупают дома, землю. Вот и уезжают люди. Не верят в будущее». Степная зона от Ставрополья до Саратова медленно, но верно исламизируется с тех пор, как еще в СССР здесь возникли населенные кавказцами многочисленные кошары (овцефермы), ставшие по факту анклавами вне правового поля РФ. Такие фермерские поселения зачастую становятся рассадниками беззакония, и местные жители не скрывают, что на кошарах имеются и неучтенное оружие, и граждане, удерживаемые в качестве рабов.

За последние несколько месяцев в крае произошло несколько знаковых происшествий, вызвавших громкую реакцию. В мае прошлого года в хуторе Октябрьском Грачёвского района чабан Магомедов, претендуя на пастбища, ударом ножа убил местного фермера, отца двоих детей Валерия Шрайнера. В июле Албаков и Мальсагов на вокзале Кисловодска совершили нападение на русского офицера, который приехал со своей семьей отдохнуть в Кисловодск. 23 февраля в Ставрополе сотрудник полиции МВД КЧР Мамаев открыл стрельбу в центре города. 7 февраля в Ставрополе кавказцами было совершено нападение на казаков, один из них, спортсмен Максим Спасибов, попал в реанимацию из-за ножевого ранения. После словесной перепалки началась драка. Максим Спасибов профессиональный спортсмен, несмотря на численное преимущество противников, начал раскидывать их в разные стороны, один из нападавших достал нож и воткнул его в живот Максиму, прокрутив несколько раз. Через два дня после происшествия собрался стихийный сход граждан, было задержано 54 человека.

Наибольший резонанс в крае вызвало убийство в декабре в городе Невинномысске кандидата в мастера спорта по рукопашному бою 25-летнего Николая Науменко. В ночь с 5 на 6 декабря он отдыхал с друзьями в популярном ночном клубе. С ними общего языка не нашли братья Висхан и Магомед Акаевы, завязалась драка. Понимая физическое превосходство Науменко, Висхан Акаев нанес ему три удара ножом. Через несколько часов Николай скончался. По горячим следам убийцу задержать не удалось, он скрылся в неизвестном направлении. Предположительно, уехал в родную Чечню. В результате последовало несколько народных сходов с десятками задержанных, была перекрыта центральная улица города, ответ перед собравшимися вынужден был держать мэр Невинномысска. На городском форуме Ставрополя 1777.ru тема с говорящим названием «Привилегированные кавказцы, или Продажность власти» за 1,5 года набрала 383 страницы. Притчей во языцех стало поведение на дорогах края машин 95-го региона с буквами КРА на номерах («Кадыров Рамзан Ахмадович», номер для особо приближенных к главе Чечни), а на совете атаманов у губернатора возмущались в том числе 100-балльными сертификатами ЕГЭ у ингушских и чеченских студентов, на практике едва владеющих русским.

Дело дошло до того, что на одном из заседаний краевого правительства председатель краевой Думы Юрий Белый заявил: «Мы сидим на пороховой бочке. Проблемы возникают по всему краю. В Интернете о нас массово отзываются так: «Мы еще покажем Алексеям и Иванам, кто тут хозяева!». Губернатор края Валерий Зеренков предложил сформировать при правоохранительных органах казачьи войска численностью до тысячи человек, вооруженные травматическим оружием. Общественное сознание в первую очередь будоражат криминальные сводки, хотя проблема ими не ограничивается. В Северо-Кавказский федеральный округ входит семь субъектов Федерации - 6 национальных республик и один Ставропольский край. Например, Чечня в 2011 году потратила более 80 миллиардов рублей, а налогов, в том числе и федеральных, собрали всего на 9 миллиардов. Дагестан потратил 75 миллиардов рублей против 17 миллиардов собранных налогов. В Кабардино-Балкарии бюджет составил около 25 миллиардов рублей против восьми миллиардов, полученных за счет налогов, в Ингушетии - 17 миллиардов против 2,6 миллиарда налогов. В Северной Осетии расходы бюджета составили 21 миллиард при собранных налогах в шесть миллиардов. Лучше остальных выглядит Ставропольский край - 56 миллиардов рублей налогов при 83 миллиардах бюджетных расходов, то есть в отличие от остальных он обеспечивает сам себя более чем наполовину.

Наибольший объем дотаций, исходя из данных Минфина, на душу населения в 2012 году на Кавказе пришелся на Ингушетию (17,5 тысяч рублей в год на человека). За ней следуют Дагестан (12,3 тысячи), Чечня (11,4 тысячи), Карачаево-Черкесия (11,7 тысячи), Северная Осетия (9,5 тысяч) и Кабардино-Балкария (7,5 тысяч). При этом на среднестатистического россиянина в 2012 году пришлось всего 2,8 тысячи рублей федеральных дотаций. На жителя Ставрополья в среднем приходится 3,5 тысячи рублей в год. По данным Госкомстата за 2011 год, при среднем в России уровне безработицы в 6,6 процента на Кавказе безработными были 15 процентов населения. При этом в Чечне этот показатель достиг 36,7 процента, в Ингушетии - 48 процентов, а в Дагестане - 12,8 процента. Ставропольский край оказался даже лучше среднероссийского показателя - 6%. Федеральные власти любят сравнивать уровень субсидирования субъектов СКФО с куда более дотационными регионами Дальнего Востока, но жители ставропольских Георгиевска или Буденновска сравнивают свою жизнь не с жизнью в Тикси. На расстоянии в 100 километров от них находятся города и села Чечни и Ингушетии, где строятся школы, кладется асфальт, проводится капитальный ремонт домов и строятся новые. И пусть в этих республиках бесконтрольный доступ к бюджетам и дутые зарплаты - удел избранных, но именно эти «избранные» приезжают в Ставропольский край, подкупают чиновников и полицию. Владелец хорошего авто с двигателем в 220 л.с. заплатит в Ставрополье 8800 рублей транспортного налога, а в Грозном - лишь 1540 рублей. Это самый низкий показатель по стране, и то же самое можно сказать про другие налоги и коммунальные тарифы, по которым у республик, в том числе и перед Ставропольем, миллиардные долги.

«В перспективе Ставропольский край действительно может стать русским Косовом, - говорит демограф, профессор Ставропольского государственного аграрного университета, доктор политических наук Юрий Ефимов. - Русское население себя не так активно воспроизводит, а кавказское более активно. Миграционные процессы играют на руку кавказским этносам. Если раньше в регион был огромный приток русских из национальных республик, то сейчас он исчерпался - все, кто мог, уже уехали. Особенно тяжелая ситуация на востоке края. В 2010 году я получил карт-бланш от краевых властей по изучению текущего положения. Мы с моими помощниками эти районы объехали, подробно ситуацию изучили, выдвинули губернатору ряд предложений. Но никто ничего делать не захотел. Мы подробно исследовали миграционную, демографическую, социально-экономическую сферы восточных районов. Наиболее тяжелая ситуация в 5 из них: Нефтекумском, Буденновском, Левокумском, Курском, Арзгирском. Кроме нашего исследования никто подробно проблему миграционных потоков и взаимодействия приезжих с коренными жителями даже не изучал. Муниципалитеты бьют в колокола, они на местах все видят, но на уровне региона чиновникам легче сделать вид, что ничего не происходит. - В каждом районе сидит представитель миграционной службы. У этих людей самые достоверные данные, но добыть их очень сложно. В наиболее проблемных районах уже сейчас соотношение русского и нерусского населения 50 на 50. Например, в Курском на начало 2011 года было 51% славян на 49% приезжих. В некоторых других соотношение колеблется в районе 60 на 40. Важно понимать, что русские уезжают не только из-за миграционного давления, но и из-за системы хозяйствования. Колхозы, совхозы распались, русскоязычное население привыкло, чтобы о нем заботилось государство. А сейчас оно не заботится, рабочих мест нет.
 

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.